inigo_montoiya (inigo_montoiya) wrote,
inigo_montoiya
inigo_montoiya

Внеочередной кинопост

Я снова способна нормально смотреть фильмы и сериалы, и это хорошо. Два из них настолько меня тронули, что мне не хочется ждать конца месяца, чтобы поделиться ощущениями от них.

20200524_092856.jpg

Конечно, у минисериала "Неортодоксальная" ('Unorthodox', Германия, 2020) и фильма "Синонимы" ('Synonymes', Франция, Израиль, Германия, 2019) есть общие черты: не только происхождение главных героев, но и то, что они бегут от той среды, в которой выросли. Правда, в основном и минисериал, и фильм тронули меня теми моментами, в которых они отличаются.


Я мало знала о жизни хасидов где бы то ни было, только то, что они исповедуют ортодоксальный иудаизм, живут закрытой традиционной общиной, придерживаются определенных правил не только в жизни вообще, но и во внешнем виде в частности как для мужчин, так и для женщин. Не могу сказать, что после "Неортодоксальной" я узнала намного больше: все-таки остерегаюсь судить о реальности по художественному минисериалу, хоть и снятому по мотивам реальной истории. Здесь хасиды предстают в виде общины, похожей на некую деструктивную секту. При этом пороки и грешки некоторых членов общины (пьянство, пристрастие к азартным играм, сомнительные похождения), известные всей общине, наказываются всего лишь общественным порицанием и больше ничем. Наверное, потому что в их глазах это не такие уж пороки в сравнении с решением оставить общину и жить совсем другой жизнью. К сожалению, не знаю, насколько последствия такого поступка различаются в зависимости от пола того, кто оставляет общину. Истории мужчин-хасидов, решившихся на такое, тоже вроде бы не слишком радужные.

Шира Хаас замечательная актриса, такая, которая, кажется, способна заставить сопереживать ей даже бревно. Из-за этого мне сложно понять, чего здесь больше: истории живого человека, который хочет стать свободным, чтобы жить своей собственной жизнью (а не старательно культивируемым горем предыдущих поколений и религией), или феминистической идеи, вокруг которой, очевидно, построен сценарий (нравится это кому-нибудь или нет, но это современный тренд в кинематографе и никуда от него не денешься). Но надо признать, что последняя серия дает понять, что феминизм феминизмом, а все, в конце концов, люди, которых можно и нужно пожалеть и простить. Прежде всего я имею в виду мужа Эсти, Янки, который совсем не плохой человек, просто он молод, неопытен, слаб и не знает, что можно быть хорошим иначе. Да и Мойше тоже очень жаль, потому что он не находит в себе сил сделать выбор между своими пристрастиями и общиной, мучается и копит злость и агрессию внутри. Невозможно не заметить, что Эсти удается вырваться в новую жизнь не только из-за сильного характера, но и благодаря поддержке других людей вне общины, тому, чего ни у Янки, ни у Мойше нет и, скорее всего, не будет.

У героя Надава Лапида, Йоава, как мне кажется, все сложнее. Если Эсти Шапиро бежит, чтобы быть собой, а не кем-то другим, кого хочет вылепить из нее хасидская община, то Йоавом движет именно желание стать кем-то другим. Ему не нравится тот человек, которого слепила из него его страна, при этом он даже не особенно готов разбираться с этим самым собой, который ему не нравится. Он надеется, что можно перестать быть израильтянином внутри и стать космополитом до мозга и костей просто по щелчку пальцев, уехав в Париж и перестав говорить на родном языке. Само собой, у него не получается. Кажется, что Гектор и Ахилл из его детской истории - это сущности-синонимы, две ипостаси одного и того же "я": одна пытается убежать от другой, но другая ее неизбежно настигает. Банально, но от себя действительно не убежишь. Во Франции Йоав сталкивается практически с тем же ощущением войны (другие израильтяне, организующие драки с неонацистами, иногда до смерти) и муштры (интеграционные курсы для претендентов на французское гражданство). Он не может влиться в этот огромный разнородный город, и причины даже не всегда в нем и его поступках: обратите внимание на эпизод с Ясминой, которая говорит Йоаву, что они не смогут общаться, потому что ее дед жил в Южном Ливане. Эти слова особенно абсурдны, учитывая то, где, зачем и при каких обстоятельствах встречаются и знакомятся Йоав и Ясмина.

Попытки Йоава отчаяны и бессмыслены, а потому трагичны. Он хочет меняться, но слишком торопится, слишком многого ожидает от себя и мира. Он остается живым и здоровым, но в финале больше не может подавлять себя настоящего вместе со всем тем, что его мучает, и с чем он не умеет, не знает, как справиться. Для меня, как для человека космополитичного, с детства не чувствующего особо тесной эмоциональной связи или явной внутренней принадлежности к определенной народности, религии, стране (так уж сложились обстоятельства, в которых я родилась и росла), было неожиданно, что такая связь и чувство принадлежности могут делать кого-то несчастным. Обнаружив в себе недостаток этих связи и чувства принадлежности, которые, как я видела, есть (как минимум в заметно большем количестве, чем у меня) у моих родителей, родственников и друзей, я стала думать, что если я сумею обрести если не связь, то хотя бы чувство принадлежности, мне станет легче и проще жить в мире людей. Принятие пустоты в том месте, где у большинства людей помещаются те самые связь и принадлежность, начало приходить ко мне только после 30 лет да и то постепенно, во многом благодаря жизни в разных странах, путешествиям, встречам и общению с самыми разными людьми, привычке к самокопанию и анализу собственных реакций на слова и события. И все равно "Синонимы" болезненно удивили меня: надо же, то, что я считала некой панацеей для себя, оказывается, может быть ядом для кого-то другого.

У "Неортодоксальной" и "Синонимов" есть, как мне кажется, еще один общий момент, о котором я не упомянула в начале. Лично для меня он оказался второстепенным, но проигнорировать его полностью невозможно. Недавно я наткнулась на статью психолога "Эхо войны: правнуки ветеранов расплачиваются за их непрожитое горе". Статья показалась мне интересной, но, кажется, автор не слишком-то права в том, что замалчивание подробностей горя травмирует следующие поколения, а рассказы о горе без прикрас и купюр уберегут их от этого. Мне показалось, что и Эсти, и Йоав как раз травмированы этими самыми рассказами без прикрас и купюр, передающимися из поколения в поколение, используемыми для манипуляций эмоциями, взращивания в одном случае чрезмерного страха и недоверия к внешнему миру, в другом - повышенной готовности к конфликту. Эсти потрясена тем, что, оказывается, озеро может быть просто озером, в котором здорово и приятно плавать, а не только неприкосновенным местом, знаменующим трагедию. Тем не менее, она готова перешагнуть через это, потому что тщательно лелеемое и передаваемое через поколения горе ей не нужно. Йоав упорно не реагирует на поведение соотечественников, которые настолько привыкли к состоянию конфликта, что жаждут создать его там, где его нет, или намерено обострить до некоторого предела конфликт имеющийся. Позже становится ясно, что вот эта нервная, напряженная готовность к конфликту одна из тех вещей, что не нравится Йоаву в родной стране.

Подробности жизни моих бабушек и дедушек во время ВОв дошли до меня не полностью. Но и те, что дошли, я не готова обсуждать с кем угодно. И не только потому, что эти подробности никак не вписываются в ежегодно культивируемый пафос в честь Дня Победы, но и потому что мне откровенно душно от залипания на прошлом, за которым люди не видят и не хотят видеть ни настоящего, ни будущего, поскольку от концепции "чтобы это больше никогда не повторилось" все уже давно и безвозвратно ушли.

Ну и в завершение небольшой дисклеймер, который, наверное, стоило разместить в начале. Но я все равно пишу его в конце. Допускаю, что могут найтись те, кому все написанное мной покажется попыткой обидеть кого-то или поводом для комментов ненависти к кому-либо по какому-либо признаку. Это не так, и ничего подобного я в виду не имела, а потому предупреждаю, что реагировать на всякое нехорошее буду соответствующим образом. Мне всего лишь интересны разные люди, разные культуры, разный жизненный опыт и разное кино. Потому что сравнение себя с другими отличный способ самопознания.
Tags: tv shows, кино, не хлебом единым
Subscribe

  • Вопрос френдам, которые в браке

    Не так давно обсуждали с другом браки, кризисы в отношениях и вотэтовсё. Зашла речь о том, кто зачем женился / выходил замуж. Друг сказал, что он…

  • Шамси

    В прошедшее воскресенье сестра снова взяла меня в горы. На сей раз в ущелье Шамси, на легкую прогулку. Поехали с теми же, с кем ездили и в Конорчек,…

  • Пряники

    В декабре, для создания у себя новогоднего настроения, я в том числе делала пряники. И, честно говоря, прониклась этими пряничными делами. Я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments

  • Вопрос френдам, которые в браке

    Не так давно обсуждали с другом браки, кризисы в отношениях и вотэтовсё. Зашла речь о том, кто зачем женился / выходил замуж. Друг сказал, что он…

  • Шамси

    В прошедшее воскресенье сестра снова взяла меня в горы. На сей раз в ущелье Шамси, на легкую прогулку. Поехали с теми же, с кем ездили и в Конорчек,…

  • Пряники

    В декабре, для создания у себя новогоднего настроения, я в том числе делала пряники. И, честно говоря, прониклась этими пряничными делами. Я…