inigo_montoiya (inigo_montoiya) wrote,
inigo_montoiya
inigo_montoiya

Categories:

Мы в тебя столько Доширака вложили!!! (с)

Впервые в жизни я так прониклась статьей с habrahabr.ru! Ее, правда, удалили из публичного доступа, так что читала я ее на RSDN'е, в разделы форумов которого ("О жизни" и "Заграница") регулярно наведываюсь, воспринимая их как источник лулзов. А тут вдруг решила почитать раздел "О работе" и обнаружила прекрасное. Название поста позаимствовала у ТС с RSDN'а :D

[Прекрасное копирую для себя сюда и прячу под кат.]Твой программист и твоя жена.Что общего? Делюсь опытом в найме веб-программистов







http://rupark.com/jpg1147493117







Сразу после нового года 2 программиста из 6 заявили, что уходят из моей компании. Конечно, благодаря тому, что у нас выстроен конвейер по разработке сайтов, для нас уход двоих из шести не смертелен, но очень ощутим. Клиенты на себе и не заметят потери бойца, но не все программисты занимаются сайтами. Половина пишет сервисы для автоматизации нашего направления по контекстной рекламе, разрабатывает ядро интернет-магазинов и прочее. И если клиенты не почувствуют, то сроки разработки наших сервисов явно изменятся. Без автоматизации нам не выжить — скорость, снижение издержек, частичное избавление от человеческого фактора и т.д.







Причем обидно, что уходят не новенькие, а именно “старички”. В прошлом году от нас также ушло 3 программиста, которых мы фактически вырастили. Обидно? Конечно обидно! Радует, конечно, что ребята уходят в основном не к конкурентам, а сами открывают свои студии. Это круто и это показатель уровня тех, кто у нас работает. Но мы же не благотворительная организация, чтобы всякий раз радоваться тому, что кто-то из наших запускает свое дело, правда?







Я устал, я ухожу









Знаете как они от нас уходят? Еще неделю назад он признавался тебе в любви, был самым активным на корпоративе и даже очень активно помогал его организовывать. Он никогда не жаловался на жизнь. Не было сомнений в его лояльности. И тут он заявляет — я ухожу. Причем в такой форме, которая не предполагает диалога и поиска вариантов остаться. Вся программистская нерешительность куда-то махом исчезает. Видимо человек перед этим долго-долго обдумывал, и в день признания в нем не осталось никакой робости. Он как будто вышел из темницы на волю и больше ни за что не хочет оставаться в ней. Кстати, часто уходят без отработки. Спрашиваем — что тебя не устраивает? Он говорит что все отлично, все устраивает, все супер. Но раз так все хорошо, может останешься? Не, не останусь. Хочется движухи. Здесь все как-то прогнозируемо стало.







Программисты никогда не жалуются на низкую зарплату, отсутствие роста или неинтересную работу. В один прекрасный день они просто встают и уходят.







Про нашу темницу







Реаспект можно любить или не любить, но мы, наверное, — одна из самых активных компаний на рынке (в своем регионе точно) в плане внутренней движухи и корпоративной культуры. У нас мало того маразма, который присущ большим компаниям. Ну типа там штрафы за опоздание, дресс-код, иерархия и т.д. У нас всегда бурлит жизнь. Многих это даже выбешивает, потому что не успеешь отойти от одного, начинается второе. И все-таки, программисты уходят. Наша корпоративная культура привлекает к нам новых людей, но не способна удерживать программистов?







Я начал думать, какого хрена это происходит. Какие могут быть причины, кроме зарплаты, которая у нас средняя по рынку? Тем более, что тут (http://vk.com/video4125211_163877793) умные люди говорят, что рост материального вознаграждения в принципе не сильно кого стимулирует при умственном труде.

Я много думал. Хочу поделиться этим с вами, доктор.







Допустим, приходят в вам на собеседование 2 человека. Уровень совершенно одинаковый. Кого возьмете?





























Кто из них через 6 месяцев поймет, что пора менять оправу на очках, а вместе с ней и работу? Кто работая на вас будет каждый день думать, что зря теряет у вас время, что ему пора открывать новую студию?







Я начал вспоминать тех, кто ушел от нас. Вот грубый набросок портрета:







* Возраст 20-25 лет. Как правило это первое серьезное место работы после института или по этой специальности.
* Выглядят не как классические программисты. Ну т.е. неплохо, а иногда и модно одеты. Хорошо разговаривают, очень и даже чересчур общительные. Есть во всех соцсетях. В общем социализированные на 100%.
* У них есть машина.













И если для большинства из вас этих данных маловато, то для меня в самый раз. Мое гуманитарное образование позволяет мне сделать следующие выводы:







А не подбираем ли мы изначально тех, кто должен уйти от нас? Не играет ли против нас наше желание взять на работу интересных, общительных и хорошо одетых людей? Не эта ли социальная мобильность, амбиции, постоянное общение и поиск нового заставляют человека срываться с места в тот момент, когда тебе кажется, что он только-только чему-то научился, а он уже считает себя крутым спецом и ему хочется чего-то нового, сложного, интересного. Тем более, что он пришел к нам совсем зеленым и просто ему не с чем сравнивать. Это как секс у подростков. Есть же такой стереотип, что в молодости надо погулять, переспать со всеми, а потом, вылечив трипак, остепениться и стать солидным семьянином. Да, все верно.

А что еще?















Может потому что мы не Google? Потому что работу, которую делает программист у нас, завтра не увидит весь мир. Мы всего-то делаем наши внутренние сервисы и оказываем услуги для клиентов. Мы не катаемся по офису на самокате. Да, верно и это.







А еще что?















Может есть что-то еще намного важнее верхних пунктов? Конечно есть! Это личные отношения. Что привлекает и держит программистов в маленьких студиях? Личная сопричастность. Они делают великое дело — строят новую суперклевую компанию. Они друзья, они впахивают ночами, они проводят кучу времени друг с другом и мечтают, что в далеком светлом будущем между ними все будет делиться поровну. Личные тесные отношения сильно сплачивают и продлевают срок жизни программиста. Конечно, не всегда это хорошо и продуктивно. Часто это мешает работе. Но в больших компаниях, мне кажется, создать такие отношения намного труднее.







И тут дьявол мне такой шепчет:















Может рассматривать программистов, как расходный материал, а не как людей? Обучать их минимуму, не строить личных отношений? Ушел — да и ладно? Посадили нового.







Этот вариант я отмел сразу. Потому что если работать с программистами как с людьми, обучать их, то у тебя хотя бы есть шанс вырастить и удержать сильную команду. А если идти по пути наименьшего сопротивления, то однозначно пополнишь ряды многочисленных говноконтор.







Кого брать-то?







Плохо одетых, стареющих, аутичных, лишенных всяких амбиций программистов, которые наскитались по рынку и с удовольствием осядут у нас? И из Реаспекта их вынесут только вперед ногами? Это было бы слишком идеальным, чтобы быть реальностью







Я пошел за советом к старшим товарищам. Реально старшим. Которым лет под 40 и у кого серьезные отделы разработки и сами продукты очень успешны на рынке. Что мне делать, отцы?







Сергей Рыжиков, 1С-Битрикс:













Уход любого сотрудника из команды наносит вред делу и директор всегда это переживает, зачастую как личную потерю и просчет. Новых людей нужно искать, вводить в процесс, адаптировать. Новый человек — это всегда риск. Новый программист — это тройной риск.


Программные проекты сложно передавать новому человеку. Довольно часто можно встретить ситуацию, когда новый программист не хочет разбираться с проектом, а «аргументированно обосновывает» необходимость все переписать. Молодые ребята предпочитают учиться тому, что не знают, а не тому, что нужно для бизнеса. И в компании работают пока им есть чему учиться новому, на их взгляд, пока есть вызов. Я однажды писал об этом в статье «Программирование как искусство».

Заметный риск для компании состоит в быстром росте. Если компания растет больше чем на 50% в года по численности, это может привести к потере внутренней культуры и разным нежелательным вещам. Скорость построения отношений в коллективе, видимо, конечна. Нужно время для адаптации новых сотрудников. И как-то особенно плохо такой быстрый рост отражается на отделах разработки.

Очень важно стабилизировать ядро команды, состоящее из зрелых и опытных разработчиков во главе с техническим директором и сформировать культуру отношения к делу, культуру общения и необходимость обучения и изменений. Равномерно набирать новых сотрудников, поддерживать активных, сильных и мотивированных, расставаться с теми, кто не справился или не принимает культуру.

Совсем исключить уход людей не удастся никогда. Бизнес — это во многом управление отношениями внутри компании.








Алексей, который предпочел остаться в тени:









(имеет 15-летний опыт в разработке и управлении группами программистов, создал несколько очень успешных коммерческих продуктов):













“Я прошел болезнь роста программного отдела. Тупо набирая программистов (работая над количеством) нужно осознавать новую опасность. Качество и сплоченность команды должны быть на высоте. Если в этом просадка — значит бизнес делает шаг вперед и 2 назад. Сейчас проповедую другую теорию. Программеров должно быть мало, а качество и их проф уровень на высоте. Таких уникумов нужно лелеять и чуть ли не в учреды по проектам пускать. Да, и еще, работать они должны на 30% выше нормы (компенсация за малую команду + индивидуальное мастерство во истину мастеров = большее КПД по сравнению с колхозом)”.







Это мнение состоявшихся профессионалов. Дальше снова мои рассуждения.







Ты амбициозный и общительный? Да пошел ты! Лучшие программисты до сих пор живут с мамой, сынок!















У меня начал вырисовываться идеал программиста. Пишу его с четырех программистов, которых я знаю. Это мой лучший друг. 5 лет он работал на заводе. Я его 5 лет оттуда пытался выкурить. И чуть ли не уговорами и угрозами отправил на собеседование, и теперь он успешно работает программистом. И я уверен, будет работать много лет. Причем уровень его знаний растет год от года. Другие 3 программиста, один из которых наш техдир, примерно похожи. Таких людей непонятно где и как хантить. Даже если они есть в соцсетях, они не светятся. Но каким-то чудом они попадают к нам. Они очень скромно одеты. Им 27-35 лет. До этого они поработали в других компаниях, в том числе откровенно дерьмовых, и хорошо себе представляют, чем работа у нас отличается от других мест. Они не общительные. Ну не то чтобы они рта не раскрывали. Но пока сам не спросишь — не заговорят. Они определились по жизни, чем хотят заниматься. Они очень порядочные, скромные и всегда говорят правду. В общем такой настоящий, а не хипстерский Шурик из Иван Василич меняет профессию.







Почему я ПОКА недолюбливаю часть программистов (и в принципе соискателей), рожденных в 90-е?















* Они по жизни “скользят”. Очень не любят и всячески избегают трудностей. Короткие посты в контакте, разнообразие новых игрушек к этому приучают очень сильно. Геймефикация, мать ее, в действии. Не нравится эта игра — скачаю себе новую. Стало скучно на работе — не буду решать, как это исправить — найду себе другую. Вот и гуляют, как зомби, из одной компании в другую, сливая в сортир все усилия, потраченные на их обучение.







* Еще лет 5 назад я не брал на работу людей, которые на последних местах отработали меньше 2-3х лет. А сейчас кто приходит? Если продержался на последнем месте работы больше года — ты крут, чувак. Мы тебя берем. Потому что такие как ты стали редкостью.







* Легко и просто увиливают, придумывают, лукавят. Это как следствие из первого пункта. Чтобы скользить, нужно меньше трения. А лукавство, отговорки и отмазки все смазывают. Вот увольняется он и говорит: “Ребята, вы такие клевые, я вас всех люблю”. Мы ему говорим: “Ну и мы тебя любим”, — жмем друг другу руки и договариваемся не хантить друг у друга. “Конечно, конечно”, — говорит он: “Хантить друг у друга — это последнее дело”. Через неделю мы узнаем, что один из его коллег программистов уходит. Еще через 2 недели уже оба подтверждают, что теперь работают вместе. Ну и конечно ни тот ни другой не соврали. Просто вот так вышло, что в один момент оба программиста решили уйти от нас и случайно в одно место. Так получилось. Ну ладно, ОК.







Конечно же я субъективен. В любом поколении такое есть. Обычные отцы и дети. На самом деле я понимаю, что дело не в молодых программистах. Дело в нас. Мы просто не научились работать вместе и не нашли подход.







* Для себя я решил, что идеальный программист это тот, у кого зашит рот. Он одевается также, как был одет отец в его годы. Ему плевать на бренды. У него нет и не будет айфона! Его нет на хедхантере. Он не захочет к нам на работу после какого-нибудь моего очередного креативного поста вконтакте.







* Если он решил быть программистом — он будет именно программистом. Вы можете быть уверены, что через месяц его не прибьет стать арт-директором в ночном клубе или податься открывать модную кальянную.







* И самое главное — он живет с мамой! Три из четырех суперкрутых программистов, которых я знаю — живут с мамой и не считают это чем-то унизительным. Как программисты они намного более самостоятельные и успешные, чем те, кто не вылезает из клубов и филфаковских общаг. Где таких искать, я не знаю. Что из этого получится, я тоже не знаю. Потом поделюсь с вами результатами.

Какие выводы сделал сам и советую вам — не гнаться за модными программистами, а искать “ботанов” (в хорошем смысле слова). Это примерно как с женщинами:

http://www.vmonitor.ru/pic/girls/18450/Devushki-1280x800.jpg







Есть эффектные клевые секси-телочки, с которыми можно весело провести время в клубе, с которыми можно потусить пару месяцев, а есть те, с кем мы живем всю жизнь, которые нас любят, нам готовят и рожают от нас детей.







Всего вам доброго.







p.s. Обе позиции мы закрыли в течении пары недель.


Статья повеселила меня своей откровенностью и тем, что представила точку зрения работодателя, с которой я еще никогда на все это не пыталась смотреть. Т.е. я-то, как человек, уходивших из вполне комфортных (в плане быта и инфраструктуры) мест в куда менее комфортные или вообще в никуда (по мнению многих, что-то более некомфортное, чем уход в никуда, представить трудно), вполне могу объяснить, почему, из каких соображений я это делала. Но кто объяснит лучше профи? Никто. А тут как раз ссылка на другую статью (не то, чтобы прекрасную, но хорошо все это дело поясняющую) во френдленте попалась.

[Статью поясняющую также копирую сюда для себя и также сую под кат.]
12.03.2013

Это первый из четырех текстов про выбор нашего пути, про наблюдения за теми, кто выбирает легкий путь и кто его боится, в общем, про то, что нам подкидывает жизнь на наших перекрестках.

Когда-то, давным-давно, жизнь на два часа свела меня с Сашей Новиковым, владельцем агентства "Радость понимания", - они занимались, да и по сей день, кажется, занимаются социологическими исследованиями. Мы говорили с ним о внутренних перемещениях граждан России по стране, откуда и кто едет из других городов в Москву и Петербург, и зачем, и почему. Мне это нужно было для статьи, которую я тогда писала, и Саша любезно согласился мне помочь.
Он тогда очень четко сформулировал свою концепцию. "Люди делятся на две категории, - сказал он мне, - тех, кому важна радость и тех, кому важен комфорт". Я возопила, будучи свежепонаехавшей в Москву, а, следовательно, полностью на тот момент лишенной привычного бытового комфорта: "Мне, мне важен комфорт!" Но Саша строго на меня поглядел и сказал: "Вот вам важна радость, например, иначе вы бы не уехали оттуда, где у вас было так много комфорта". Мне пришлось согласиться с фактами. Да, я уехала оттуда, где было комфортно, но где для меня больше не было радости. Правда, я так четко это не формулировала, а значит, и плохо осознавала.
И с тех пор я наблюдаю за тем, как трудно и тяжело каждый раз покидать освоенное, но все-таки покидать его. Будто толкает какой-то инстинкт не задерживаться и не останавливаться. Когда я еще не знала про понятие "зона комфорта", я считала, что это голос моей цыганской крови зовет меня каждые пять лет менять привычное, что сводило с ума моего рационального мужа и делало мою жизнь гораздо более неуемной и непредсказуемоей, чем она могла бы быть.
Но когда я училась психологии, наш профессор сказал нам однажды две фразы: "В каждом застое есть зерно кризиса. В зоне комфорта нет развития". С тех пор мой страх остановиться получил рациональное обьяснение: я знаю, что любая система, оставленная в стагнации, стремится к хаосу. В моем случае хаос выглядит как смесь страха и скуки, будто я куда-то не успеваю, будто каждый день, когда я ничего не делаю, ведет меня к этому самому неведомому мне хаосу, где смерть, разрушение и небытие в виде бессмысленного сидения перед телевизором на диване всю жизнь, всю жизнь, таков мой личный, персональный ад.
Профессор наш как раз являл собой пример того, как человек регулярно выталкивал себя из зоны комфорта, в кризисах и испытаниях формируясь как личность. Он вырос в глухой уральской деревушке, в башкирском ауле, где никто не говорил по-русски. В 17 лет он приехал в Москву и поступил в МГУ на психфак, и учился у Выготского и других мастодонтов. Когда он сердился, он терял согласование глаголов и окончания падежей, он кричал на нас "Лентяи, зачем вы пересказываете мне мои же лекции, я их и без вас помню, мне нужно знать, что вы сами думаете по этому поводу!" Еще он говорил: "Выдержите мой ритм - выдержите все!". Когда я видела его последний раз, ему было 78 и он беспокоился о том, успеет ли он издать книгу. Он, так же как и все мои учителя до и после, наверное, ценит и любит комфорт, но всегда выталкивал себя из него, осваивая все новые и новые земли в этой жизни.
Покидать зону комфорта - это значит покидать уже освоенное и построенное. Чем бы ни было заполнено это пространство. Оно, кстати, бывает заполнено не только устоявшимся стабильным бытом или другими вполне осязаемыми штуками. Оно также бывает заполнено нашими крепкими убеждениями в чем-то, нашими страхами и защитами, нашими привычными действиями и еще более привычными отказами действовать. В своей работе я иногда сталкиваюсь с тем, что человек не решается выйти из зоны комфорта, отказываясь делать что бы то ни было, пробовать что-то новое вне стен кабинета психотерапевта. И здесь у меня нет утешения для клиентов: никогда не пробовать новое это значит никогда не узнать, каков был бы новый результат. Но есть утешение для психологов: возможно, вашему клиенту просто нужно набраться ресурсов, сил, и для этого ему как раз нужно побыть в зоне комфорта.
С возрастом начинаешь понимать, что именно в зоне комфорта накапливаются силы. Это как плато, ровный горизонтальный участок на крутом подъеме в гору. Как же тут хорошо, недавно выдохнула я, ощутив все прелесть предсказуемости, стабильности и покоя в моей жизни. Но надолго оставаться нельзя: засосет. Я знаю довольно много людей, которых засосало, и это выражается в разном: в том, что за 30 лет ни освоено ни одного нового маршрута отдыха и не приобретено ни одного нового друга; в том, что человек, нашедший, казалось бы, дело, приносящее ему удовольствие, так стремительно начинает довольствоваться малым, уже освоенным, что от его действий у окружающих возникает чувство неловкости; что люди не меняются, и как ты слышала пять лет назад одни и те же речи и видела один и тот же наморщенный лобик, так за пять лет ничего не изменилось, и ты по-прежнему можешь предсказать, что сейчас будет сказано и как сейчас нахмурят брови.
Доктор Хаус говорил - " Люди не меняются". Он был прав, люди не меняются, но лишь в том случае, когда они живут, отказываясь пробовать новое, приобретать новый опыт. Но, для того, чтобы меняться, нам нужна зона комфорта для восстановления и накопления сил. Если этого нет нигде в нашей жизни, а есть лишь цель идти вперед, лишь тревога, толкающая нас к движению, то нам грозит истощение и выгорание. Если вокруг нас только лишь комфорт, особенно устроенный другими, то велик соблазн искать пути полегче, подспудно теряя самоуважение и уважение окружающих.
Когда этот баланс смещен в сторону нового, неизведанного, мы живы и полны сил. С другой стороны, начинаешь понимать: на вершинах гор чище и прозрачнее воздух, но без ровных плато у нас не останется сил на радость, когда мы наконец туда взберемся. Устроить все так, чтобы было прекрасное, вдохновляющее чередование, - большое искусство.


Нда. Автору первой статьи не мешало бы ознакомиться со второй. Может, помогло бы в найме тех, кто "умрет в его компании".

Очень верное и доступное пояснение, на мой взгляд. Помогающее до конца понять, почему мы когда-то уехали из города, в котором выросли, почему затем покинули Москву, чтобы вернуться, и почему снова ее покинули, чтобы снова вернуться. И почему я ушла из предыдущей компании, а многие оттуда по сей день не уходят. А также почему все это иногда так утомляет :)
Tags: job, беспорядочные мысли
Subscribe

  • Пустое и приятное про косметику

    Я сейчас редко покупаю уходовую косметику, потому что уже несколько лет у меня устоявшийся уход, который не требует искать чего-то нового. Недавно…

  • Косметический пост

    О косметике я толком не писала (о, ужас!) почти целый год. Это не значит, что я не пробовала новые средства. Еще как пробовала. Но уже без прежнего…

  • Размышления о косметике

    Это ж надо было перепробовать кучу косметики, в том числе весьма недешевой, чтобы в итоге, понаблюдав за состоянием кожи после поездок на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments

  • Пустое и приятное про косметику

    Я сейчас редко покупаю уходовую косметику, потому что уже несколько лет у меня устоявшийся уход, который не требует искать чего-то нового. Недавно…

  • Косметический пост

    О косметике я толком не писала (о, ужас!) почти целый год. Это не значит, что я не пробовала новые средства. Еще как пробовала. Но уже без прежнего…

  • Размышления о косметике

    Это ж надо было перепробовать кучу косметики, в том числе весьма недешевой, чтобы в итоге, понаблюдав за состоянием кожи после поездок на…